Перформанс

«А что, так можно было?»

27 сентября 2016

В Зале Свободы Музея Б.Н. Ельцина 23 сентября хореограф Илья Манылов представил проект «АЧТМБ» («А что, так можно было?») – аллюзию на первые российские перформансы, сделанные в 90-е годы прошлого столетия.

Перформанс «АЧТМБ» – очередной вызов автора самому себе. Ставя себя в жесточайшие рамки, хореограф работает на пределе возможностей, пытаясь рассказать старую историю новым языком, где танец – лишь одно из средств выразительности.

Другое такое средство – барабан, на котором играет известный музыкант Александр Капустин. Причем чаще сухой звук барабанной дроби выбивается из основания барабана, нежели из его мембраны.

Отсутствие света в огромном, гулком Зале Свободы поначалу настораживает зрителя. Но атмосферу ожидания и тревоги разряжает одинокий софит красного цвета, озаряющий пространство, словно пламя костра.

Перед зеркальной стеной Зала Свободы двое молодых людей – музыкант и танцовщик. Один «упакован» в черное и неотделим от барабана. Другой – обнажен, бос и ужасно одинок. Один высекает однообразные механические звуки. Другой мечется в поисках устойчивой позы, осваивая все большее пространство вокруг. Это напоминает обряд, ритуальный танец, камлание, безмолвный разговор с миром духов и стихий.

Раз или два протяжно и глухо прозвучала мембрана барабана. Звуки, которые извлекал Капустин из деревянного основания инструмента, кому-то из зрителей напомнили потрескивание валежника в костре. Под этот аккомпанемент танцовщик двигается в течение всего перфоманса, прерываясь лишь на контакт со зрителями – участниками перформанса.

Герой перформанса приглашает к зеркалу восемь человек. Выбирает их произвольно, выстраивает в один ряд. Они наблюдают за его движениями и пытаются их повторить.

Следующей частью выступления становится взаимодействие музыканта и танцовщика. Теперь все танцевальные элементы исполняются на большом металлическом листе. Разные звуки создают шумовой эффект – трудно назвать их музыкальным сопровождением, но достаточно, чтобы показать другую реальность.

Почувствовать свою причастность к событиям прошлого смогли все зрители. Танцор предлагает каждому повторять вслед за ним звуки, произнесенные в микрофон: мантра, гортанный смех, прерывистое громкое дыхание, словом, всё то, что можно выразить голосом, но без использования слов.

Не все смогли в полной мере оценить задумку автора, но большинство поддержало идею. Кто-то повторил звуки, кто-то интерпретировал их по-своему, кто-то выразил свои ощущения песней.

Зрители демонстрировали различную степень вовлеченности – каждый имел возможность пронести происходящее через себя и выразить так, как сам понимает.

Этого и добивался художник. Его задачей стало желание подтолкнуть зрителя к нешаблонному мышлению, чувственному восприятию, к намеренному отказу от раскладывания по полочкам. Чтобы танцевать, не обязательно вставать на пуанты. Выражать свои чувства можно босиком, на цыпочках или свернувшись калачиком посреди Зала Свободы.

«А что, можно было так?»

Об этом судить зрителям. Вовлекая их в перформанс, хореограф Илья Манылов показал, что каждый может быть свободным ровно настолько, насколько сам себе разрешит.

«АЧТМБ» – это очередной танцевальный перформанс в рамках экспериментального проекта в Ельцин Центре.

Детство: взгляд сверху
В западном холле Ельцин Центра молодой хореограф Илья Манылов представил специальный проект – перформанс «Спокойной ночи, малыши! Взгляд сверху», наблюдать который можно было из экспозиции «Частная жизнь».
Танец свободы
«Свобода. (М)не комфортно» – танцевальный перформанс – внутреннее размышление участников действия на тему свободы и отношения к ней.


Другие новости
Яндекс.Метрика