Алёна Бабенко: «Препятствия обучают человека»

2 февраля 2019 г.Денис Каменщиков
Алёна Бабенко: «Препятствия обучают человека»

В Киноклубе Ельцин Центра 29 января состоялся специальный показ полнометражного фильма Константина Худякова «Мотылёк». Его представила зрителям исполнительница главной роли и продюсер картины, заслуженная артистка России Алёна Бабенко. Вёл вечер киновед Вячеслав Шмыров.

Актриса сразу призналась, что вынашивала замысел фильма больше десяти лет, после того как в первый раз прочитала сценарий. Но сначала не получалось договориться с кинокомпаниями, перепродававшими права на картину друг другу. Потом пришлось искать деньги. Вести переговоры с режиссёром и другими продюсерами. Наконец, получив поддержку в Министерстве культуры России и найдя партнёров в Латвии, Алёне Бабенко удалось воплотить свою идею в жизнь.

– Это было настоящее безумие по любви. Я влюбилась в эту историю. В эту маленькую девочку. Очень хотела это сыграть, потому что никакой я не продюсер. В первую очередь я актриса и для меня очень важны все ваши переживания.

Поэтому Алёна Бабенко предложила зрителям задавать вопросы и делиться впечатлениями от просмотра. Большинство присутствующих благодарили актрису, говорили о свете, который исходит от главной героини «Мотылька» – маленькой девочки Кати, называли её ангелом, вкладывая в это слово скорее библейский смысл. Два прозвучавших подряд вопроса были очень похожи: «О чём вы сняли кино?» и «Зачем вы сняли это кино?». Но если автор первого Денис поблагодарил артистку и выразил восхищение картиной, то взявший за ним слово Дмитрий хотел узнать, почему авторы так в лоб рассказывают нам, «что такое «хорошо» и что такое «плохо»? И «почему было не сделать фильм более тонким и не указывать на очевидное – вот добро, а вот зло?» Он извинился, но назвал картину «розовыми соплями», в которых «чуть не захлебнулся».

– Я просто человек, который задумывается о жизни и смерти, – Алёна Бабенко ответила сразу на оба этих вопроса, – о том, зачем мы живём? О том, как мы живём? С чем мы уйдём туда? И кто нас там встретит? И встретит ли вообще? И я понимаю, что разделена на двух людей – один телесный, другой внутренний. Один с интуицией. А другой хочет есть. Поэтому, когда читала сценарий, то понимала, что все три главных взрослых героя – совершенно неприятные, надо сказать, типы – но каждый мог стать кем-то другим. Спортсменкой, певцом, ещё кем-то. Кто-то о чём-то мечтал, но уничтожил свою жизнь. Превратил себя в другого человека. На всю жизнь. И в самый последний день, а они же не знают, что проживают последний день своей жизни, им посылается вот это существо – девочка, которая для меня была олицетворением нашей потерянной детской души. Взглянув в глаза которой, они совершают что-то хорошее, что, возможно, позволит уйти на тот свет очищенными. А внутри этой истории для меня главным смыслом был один из моих любимых евангельских сюжетов – Христос на кресте с двумя разбойниками. Один говорит: «Сотвори чудо!», а другой: «Помяни меня!» И для меня эта история про «помяни меня».

В «Мотыльке» героиня Алёны Бабенко – Хозяйка придорожного публичного дома – подбирает на трассе шестилетнюю Катю, которая «идёт к бабушке». Она пытается отвезти ребёнка в город и разыскать эту самую бабушку. Сразу не получается. Приходится взять Катю с собой. По ходу пьесы девочка знакомится с двумя другими персонажами притчи – Игроком и Бандитом. И со всеми тремя взрослыми после знакомства с Катей начинают происходить непривычные и странные вещи.

Несмотря на то, что создатели картины намеренно снимали её в «нигде и никогда», постаравшись стереть любые признаки времени и места, одна из зрительниц уверенно опознала описанные сценаристом Иваном Охлобыстиным 1990-е годы и даже пообещала Алёне Бабенко сохранить фильм у себя в коллекции, чтобы «когда мои дети подрастут и спросят, какими были 90-е, и как мы в них жили, я могла бы показать им вашу картину».

Творческий вечер Алёны Бабенко в Ельцин Центре

Алена Бабенко о Музее Ельцина и своих 90-х

Видео: Александр Поляков

В интервью для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина актриса рассказала, кого из знаковых персонажей тех лет она бы могла воплотить в театре или на киноэкране: не мечтала ли она об образе челночницы, например?

– Это было бы очень интересно! В Москве такой термин был тогда «плюшевый десант» – это такие женщины, но чаще бабушки, в плюшевых трогательных шубках, в полосатых цветных платках. У них сумки на колёсиках были – мы их называли «плюшевый десант». И я бы сыграла челнока. Мне так было жалко этих женщин, которые таскали на себе огромные эти полиэтиленовые клетчатые сумки. Я почему-то всё время видела только женщин с ними. И ни одного мужчины. И тогда подумала: вот женщины. В самый критический момент они коня на скаку остановят, на себя всё взвалят и прут на себе. А мужчины страдают дома: «Ах! Как же мне быть?»

– О судьбах мира думают…

– О судьбах мира. Как в том гениальном мультфильме Фёдора Хитрука «Дарю тебе звезду», где древние люди. И он ей – «Я подарю тебе звезду», а она ­– «хыррр», «хыррр», «хыррр» – чистит сковородку чугунную. Времена не меняются.

– А кем вы были в те времена? Какие они – ваши 90-е?

– Мои 90-е? Оууу! – Алёна вдруг засмеялась и завыла, – в 1990 году я приехала в Москву. Вышла замуж. И мы оказались с мужем совсем одни. Был какой-то небольшой набор его друзей, потому что он учился в Москве. И жили мы у них по разным квартирам, у тех, кто нас пустил и приветил.

– То есть даже не снимали квартиры?

– А у нас не было такой возможности совершенно. Потому что у меня не было никакой работы. У него работа то появлялась, то исчезала. Потом, позже, мы уже стали снимать. Но опять делили с соседями маленькую «хрущёвку» на метро «Выхино». Там было две комнаты. И другой комнате жила болгарка со своим сыном. Она меня называла «Алонка», потому что «Ё» выговорить не могла. И она меня кормила, вернее, подкармливала. Потому что я стала волею судьбы беременной, а врачи говорили, что мне нужно есть много витаминов. Откуда их взять, было непонятно. Потому что, скажем так, «пайки» были у всех одинаковые. А витамины, которые содержались в апельсинах и каких-то там ещё фруктах, продавались только на рынках – появилось очень большое количество рынков – но они были дороговаты. Не так просто это. Один апельсин купил и всё. И весь твой витамин.

Я очень переживала. Плакала. И помню, что это время было очень горестное для меня. Потому что я беспокоилась за своего будущего сына. А поскольку у меня артистический, фантазийный склад ума, то я всё гиперболизировала. Надо витамины? А их нет! Значит всё – это равноценно смерти. Нет гемоглобина. Нет питательных веществ. И ребёнок у меня может быть даже и не родится. Было страшно. И тем не менее, я с радостью вспоминаю это время. Почему? Потому что препятствия в жизни я люблю. Они обучают человека. И вот так вдвоём оказаться с маленьким ребёнком в чужом городе, без денег… Это потом у нас появилась своя квартира… Но всё равно всего не хватало. Да я ещё пошла учиться во ВГИК. И было очень туго. Но голодной я не была. У кого были копейки, тот того и кормил. Булка и три стакана кофе в день. Супчик. И нормально. Как-то мы это проживали. Ещё и умудрялись выпить себе купить. Такая школа жизни у меня появилась, после которой я не боюсь уже, в принципе, ничего.

– Музей Бориса Ельцина в этой связи насколько похож на ваши воспоминания о 90-х?

– Конечно, похож. Даже интересно, что ты забыл о некоторых атрибутах этого времени. Сейчас кажется, что в 90-х ничего не было. А оказывается, столько всего… Консервные банки, какие-то «Кильки в томате». Память, знаете, стирает всё негативное, а вот это помогает восстановить пробелы. Видишь вдруг конфетку «Мечта». Ааа! Оказывается, это мои любимые конфеты. Помогает восстанавливать какие-то истории из твоей жизни, про которые ты уже забыл. И мне лично именно это интересно. Я была на открытии Ельцин Центра. И тогда за час этот музей пробежала. Безусловно, так сразу, за час не охватишь, но я бы ещё раз с удовольствием сюда приехала. Посмотреть поподробнее. В тишине. Когда вокруг немного народу. Посмотреть и сказать: а это я помню, а это мне близко, а это моя история.

Другие новости

Интервью

Сергей Пархоменко — о рождении новой российской журналистики

Сергей Пархоменко — о рождении новой российской журналистики
«Не человек из 90-х и музейный экспонат, а живой активный журналист!» – так анонсировал появление Сергея Пархоменко в переполненном зале Свободы главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» в Екатеринбурге Максим Путинцев.
23 августа 2019 г.
Лекция

Свердловский конструктивизм родом из Финляндии

Свердловский конструктивизм родом из Финляндии
Об удивительной судьбе финского гражданина Ивана Антонова, который построил Городок чекистов, рассказал урбанист Никита Сучков – исследователь авангардной архитектуры, автор и руководитель проекта «Дни конструктивизма на Урале», основатель и руководитель Музея конструктивизма «Ячейка F», старший научный сотрудник Музея Москвы. Его лекция состоялась 7 августа в Арт-галерее Ельцин Центра в рамках событийной программы выставки «Как строилась советская власть»
13 августа 2019 г.
Выставка

Ночь в музее – фотовыставка ночной Японии

Ночь в музее – фотовыставка ночной Японии
В Круглом зале Ельцин Центра в рамках фестиваля «Неделя японских искусств» 5 августа открылась фотовыставка Марии Голомидовой «Ночь в Японии».
13 августа 2019 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.